Дети и дети детей…

У вартовчанки Валентины Дмитриевны Юриной ушедший 2009 год особенный.  Дело в том, что она и ее семья спустя 68 лет узнали о судьбе своего отца, который все эти годы числился без вести пропавшим солдатом Великой Отечественной войны. Стараниями многих людей она съездила  в Карелию, чтобы похоронить его останки. Здесь надо уточнить. Валентина Дмитриевна носит отчество родственника, который вместе с женой удочерил маленькую Валю в голодные военные годы. Одним словом, спасли от голодной смерти  вдовую родственницу и ее детей. В те времена это было обычным делом.


—  Моего отца забрали на фронт в июле 41-го. Знаю, что мама получила от него одно письмо, где он писал, что отправляется  на Западный фронт. В этом же письме он просил выслать фотографию детей. Нас было четверо. Мне в ту пору — всего 2 годика. Мама фотографию отослала на фронт, но мы, к сожалению, так и не знаем, получил ли эту весточку отец. Экземпляр этой фотографии у нас тоже есть.  Через некоторое время, но тоже в 1941 году, мама получила извещение, что ее муж  Еремин  Николай Федорович пропал без вести.  Мы, его дети, очень мало о нем знали. В последние годы нет-нет да душа заноет, все же хотелось знать, где покоится тело отца. Чтоб все по-людски было: могилка, памятник.  Надежды все меньше и меньше оставалось. И вдруг чудо, радость с горчинкой в душе. Нашли. Собрались с сестрой  Риммой и поехали в Карелию.


Там поисковый отряд «Совесть» при раскопках на местах былых сражений подняли останки 23-х безвестно погибших в сентябре 1941 года воинов-уральцев 313-й дважды Краснознаменной, орденов Суворова и Кутузова Петрозаводской стрелковой дивизии. Она была сформирована в тяжелый август 41 года. У 14 из 23 воинов-героев поисковики нашли так называемые в те времена смертные медальоны с вложенными записками. В одной из капсул  на небольшом клочке тетрадного листа химическим карандашом от  руки неровными буковками написано: «Сысертский район, Сысерть, ул. Розы Люксембург, 96. Получить Ереминой… Еремин Н.Ф. 1910 г. р.». Надо сказать, что эту ценную бумагу поисковики отдали Валентине Дмитриевне. Теперь это ее сокровище. Несмотря на то, что капсула пролежала в болотине многие годы,  она сохранилась.  Работали поисковики в тяжелых условиях. Всюду болото. Ямы, из которых извлекали останки, тут же заполнялись водой. Около каждой воронки – груда ботинок, обрывки шинелей, противогазы, кучи металла. Юрина привезла домой пробитую осколком каску и фрагменты разорвавшихся снарядов.


—  Сначала мы приехали в Санкт-Петербург, а уж после отправились в Петрозаводск.  Оттуда нас повезли на 39-й километр шоссе Петрозаводск — Суоярви.  Там есть мемориал: песчаная насыпь, а на ней метров 20 длиной установлены мраморные плиты с именами захороненных и 18 безымянных солдат.  Вокруг – непроходимые болота, среди которых найден этот сухой пятачок земли.  Захоронение было торжественным, со всеми полагающимися воинскими почестями. Очень важная деталь. Поисковики не могут разыскать родственников еще одного бойца. Они нашли капсулу Якова Васильевича Чернавских, который был родом из поселка Щелкуна.


Валентина Дмитриевна поговорила с руководителем поискового отряда. Он ей рассказал, что всего им удалось найти пять ям. В каждой из них – по четыре-пять тел. Кто их туда бросил и когда – неизвестно. Или наши в 41-м, или финны. А может быть, наши уже в 44-м, когда наступали. Каждый боец пробит куском железа от разорвавшихся мин. Известно, что тех, кто оставался живым, враги расстреливали. 313-я стрелковая дивизия, оборонявшая Петрозаводск в 1941 году, освобождала его в 44-м. Прошла с боями Польшу и закончила свой боевой путь в Германии, овладев там военно-морской базой. Были в этой дивизии и сибиряки, то есть наши земляки.  Дивизия в этой местности, а это, можно сказать, болотный котлован,  воевала три месяца. Немцы и финны бомбили с воздуха. Наши несли потери, кроме того, бойцов мучила цинга. Чтобы как-то с ней справиться, заваривали хвою и пили, ели клюкву. С воздуха доставляли пропитание – мешки с сухарями. Обмундирование было неважнецкое, многие получили обморожения. Валентина Дмитриевна в этом лично убеди
лась —  одеты были красноармейцы далеко не по-зимнему.


 По словам Валентины Дмитриевны, с ее души, как говорится, камень  свалился. Теперь после всех этих событий словно самое главное в жизни сделала. В будущем году она собирается поехать на место захоронения вместе с внучкой. Чтобы пройти по местам боев и почтить память бойцов. У Роберта Рождественского есть замечательные на этот счет строки:


Детям своим


Расскажите о них,


Чтобы помнили!


Детям детей


Расскажите о них,


Чтобы тоже помнили!


Остается добавить, что Валентина Юрина — постоянная читательница нашей газеты. Поделиться своей радостью она решила после того, как прочитала в «МВ» статью  «Шапки-ушанки и сто граммов фронтовых».


Алина Ильина.

Оставить комментарий

You must be logged in to post a comment.