Уравнение счастья

Папа сварит кашу, вызовет врача, почитает книгу, выведет на прогулку. Мама сегодня придет поздно — впрочем, как  и всегда.


А к тому времени, когда придет, маленькая дочка уже будет видеть десятый сон. Муж соберет легкий ужин, а потом все отправятся спать. В семье Синельниковых жизнь подчинена режиму целесообразности, впрочем, очень оправданному. Детям нужен привычный жизненный ритм, маме необходимо набраться сил перед завтрашним рабочим днем. Папины же думы в это время, скорее всего, будут об их общей мечте, о том, что жизнь вскоре станет чуть более щедрой и подарит им тепло собственного семейного очага. Так оно и будет, потому что не может не быть…


Рассказ мой о семье, где все не так, как  у большинства, где мама и папа поменялись местами: она — добытчик, он — хранитель дома и нянька для двоих детей. Причем, от перемены мест слагаемых, как показывает их жизнь, счастье не меняется.


Два одиночества


Познакомились они при вполне обычных обстоятельствах — общая компания, веселье по случаю дня рождения друга. Все как у всех, только вот друзья, с которыми и Саша, и Наташа общались не первый год, были поражены самим фактом их незнакомства раньше. Как такое могло быть? Ведь миновало столько событий, в которых они участвовали вместе, и получается, что в упор друг друга не видели… Стоит отметить, что незаметными обоих назвать никак не получится — в каждом ослепительными всполохами сияет индивидуальность. Да, в них, безусловно, есть харизма. Александр — высокий голубоглазый блондин, красавец. Играет на гитаре, поет, много читает, увлекается спортом. При этом трудолюбив, искренен и абсолютно не испорчен. Такое ощущение, что берег он себя всю жизнь для той единственной, каковой явилась Наталья. Хрупкая и женственная, но очень активная и целеустремленная женщина. В компании Наташа привыкла быть в центре мужского внимания — бороться за него ей, впрочем, и не приходится. К тому же она перспективная художница, сумевшая преодолеть кризис перепроизводства специалистов этой профессии в Нижневартовске. Наталья нашла себя в прикладной  сфере — дизайн интерьеров.


Оба, и Наталья, и Александр, к своим неполным тридцати успели хлебнуть лиха. Саша после смерти отца был вынужден отправиться в Нижневартовск на заработки, чтобы прокормить родительскую семью на «большой земле». Жил, где придется, работал много и тяжело. Наташа рано овдовела, оплакав мужа, сбежала с сыном в Нижневартовск — не было сил смотреть на опустевший без любимого дом.


Точно, любовь…


В общем, любовь выскочила перед ними, как из-под земли выскакивает убийца в переулке, и поразила сразу. Была весна, и вскоре Сашу и Наташу стало просто не узнать — чувство их раскалило и переплавило, а они были так тесно сплетены, что стали практически монолитом. Вместе днем ли, ночью, в городе, в лесу — в то время они полюбили уходить в природу, которая одна могла предоставить им дикий, но романтичный комфорт. Для окружающих наблюдать за стремительным развитием событий было радостью, однако не лишенной некоторого сомнения — неужели так бывает? Вот так сразу, бескомпромиссно и счастливо?  Любовь любовью, но тут кроме сантиментов была еще и внутренняя необходимость в близком человеке, созревшая к тому времени в душе у каждого. Так что все произошло действительно быстро: свадьбу сыграли уже по осени, тогда же стало известно, что Наталья ждет ребенка. В то время они существовали, что называется, между городами. С жильем молодым могли помочь только ее родители, и ребята поехали к ним в Радужный. Но город их любви, Нижневартовск, манил, и возвращались сюда они часто. Тем более что у Натальи в Нижневартовске был и профессиональный интерес —  она заканчивала учебу на худграфе, последнюю сессию сдавала, будучи буквально на сносях. Словом, после родов было решено обязательно сюда вернуться, чтобы жить и растить детей.


Счастливы по-своему


Есть в психологии мудреное, на первый взгляд, понятие — «гендерная роль». «Гендер» — в переводе значит «пол», а «роль» — набор ожидаемых от мужчины или женщины образцов поведения в определенной ситуации. Внутри себя мы ощущаем это как некое ограничивающее влияние типа опасений «а что соседи скажут?» — тем более, что редко кто удержится от  суждений про «мужские» и «немужские» поступки или про то, что «настоящая» женщина «так себя не ведет».  Вот и я — в силу навязанного жизнью представления — ни за что не могла бы подумать, что мужчина может быть доволен жизнью, сидя дома и ухаживая за детьми. Ведь даже женщина, с усердием следующая своей гендерной роли, редко в круговерти домашних хлопот ощущает себя по-настоящему счастливой. В общем, мои ожидания увидеть в его глазах затаенный гнет не оправдались: Саше жить такой «немужской» жизнью естественно и приятно.  Правда, участковый врач поначалу очень удивлялся постоянному отсутствию мамы. В самом деле, что за чудесный папа такой? И на прививки детей водит, и массажи делает, с малюсенькой Настасьей обращается так умело, что любой женщине фору даст. Папа в дочке просто растворился, и малышка, понятно, не слазит с рук — все нужное по хозяйству они делают вместе. Пятилетний Никитка, конечно, озорует — как без этого? Тем более что Саша и сам готов время от времени вспомнить детство. Когда они начинают играть вместе с приемным сыном, трудно понять, кому сколько лет. Просто мальчишки, родные друг другу мальчишки. И все хорошо. Разве что переезжать приходится чаще, чем хочется.


Зачем, казалось бы, нужно было вырывать себя из теплого родительского дома, ехать на неустроенность, тем более что в Радужном у Саши была неплохая работа на нефтепромысле? Многие не поняли бы Наталью — живи себе, радуйся. У нее же другой взгляд на свое место в жизни, и семья верит в ее талант. В Нижневартовске, в который раз начиная дело с нуля, она взялась за организацию  дизайнерского отдела в крупной промышленной фирме. Работа творческая, интересная, к тому же Наталье пришлось развивать и  менеджерский талант. С каждым клиентом дизайнер «танцует от печки» — с формулирования и обсчета задачи. Доход сдельный и неплохой. Хватает, чтобы содержать дом. Сейчас домом для  семьи Синельниковых стала съемная двухкомнатная квартира на окраине Нижневартовска. Ну и что, что собственным хозяйством они пока не обзавелись? Зато все свое носят с собой. А это всего-навсего: он + она + дети и счастье, которое возникает, когда есть, кого любить, что делать и на что надеяться.


Елена Акимова.

Оставить комментарий

You must be logged in to post a comment.