Колыбельные для сыновей

В поисках секретов домашней педагогики я на этот раз заглянула к коллеге — журналисту радиоцентра «Эфир» Яне Юхненко. Вкусным ароматом фирменного печенья и ослепительным излучением шести улыбок встретил меня ее дом.             


Не падай, башенка!


— Можно я у тебя вот это потрогаю? — очень непосредственно устанавливает контакт Максим, проявляя всю деликатность, на какую только способен трехлетний малыш. Маленькие пальчики стремительно ощупывают бусы. —  Красиво! — одобряет. Сколько тебе лет? Нет, се-е-зно?! — картавит он.


— Он самый открытый и человеколюбивый, — комментирует Яна. — И со всеми на ты. Подходит к незнакомому солидному мужчине и знакомится: «Как тебя звать? Игорь? Игорь, а ты умеешь вот так?» — и закидывает свою ногу куда-то за голову. И почему-то солидный мужик начинает пробовать и так же непосредственно экспериментирует с ногой. Он умеет увлечь за собой в детство!


В семье Яны и Александра Юхненко четверо сыновей. Они познакомились в тихом городке Луганской области на Украине и поженились тайком: мама считала, что Яна должна сначала закончить учебу в институте, но Яна решила, что одно другому не мешает. Мужа она сразу предупредила, что хочет большую семью, ведь когда-то они с сестрой так мечтали о братишке. Уже став мамой Андрея, Яна стала мечтать о дочке.


— Сначала Вероникой был Сережа, потом Ваня, потом Максим… — смеется Яна так счастливо, что сразу понятно: хорошо все же, что она обманулась, и вместо Вероники получились Сережа, Ваня и Максим. Когда стало ясно, что в семье появится четвертый ребенок, пришедшему из школы старшему Андрею сообщили: «А у нас для тебя сюрприз!» Он сразу все понял, сел прямо у двери и пошутил как в рекламе: «А обещали собаку!»


В неумолчном детском гомоне Яна привычно слышит каждый голос. Однако для того чтобы поговорить, перемещаемся на ковер. Из огромного ящика с игрушками под живой Янин рассказ извлекаются простенькие кубики: «Будем строить башни, — у кого получится башня выше и устоит дольше других — тот победит!» — дает задание сыновьям. И крик смолкает. Глаза сосредоточены, движения выверены, шепчущие губы оттопырены. Мальчишки созидают, а мама хвастается ими.


Мужичок с ноготок. И не один


Андрею было пять лет, когда появился первый младший брат. Несмотря на наличие в семье заботливых папы, мамы и очень активно помогающей бабушки, он от ответственности сразу повзрослел. С малышом Сережей он прошел всю школу няни, научившись его даже пеленать! Андрей экстремал — увлекается паркуром. Это такое французское модное молодежное течение, воспетое в фильме «Ямакаси». Там смелые паркуры спасают жизнь мальчику, ограбив богатого медика, этакие Робин Гуды мегаполиса. В жизни-то они, конечно, никого не грабят, а носятся по перилам, по крышам, делают сальто с площадок недостроенных зданий и крыш гаражей.


Когда Яна увидела его сумасшедшие трюки, он уже их великолепно выполнял, и бояться и переубеждать сына было поздно. Дабы ублажить глаза родителей, он заменил свое опасное увлечение сноубордом. На базе «Трехгорье», куда семья выезжает регулярно и пытается учиться кататься на горных лыжах, от его смелых, отчаянных экспериментов у мамы разрывается сердце. От помощи инструктора Андрей отказывается — уж такой он человек, необходимо ему учиться, постигая все на собственных шишках в буквальном смысле слова. Но, считают родители, если избежать этого — энергия сына прорвется в мир в другом, и может быть, более агрессивном выражении.


Вообще-то у Андрея слабые связки на ногах, и когда-то врачи даже рекомендовали ему оставить занятия каратэ. И вот ведь удивительно: на сноуборде ноги не подводят. «Что значит любимое дело!» — восклицает Андрей, а родители знают: это характер победил физику. Не все решают ноги! Первоклассник Сережа хорошо катается на коньках и на «Трехгорье» обычно не покидает каток. Двое малышей — пятилетний Ваня и трехлетний Максим — завсегдатаи горок и большие любители «ватрушек».


Что такое грязный день


Много ли нужно для счастливого детства? Наверное, все! Все родительское свободное время, все внимание. Нужен надежный дом, наполненный чудесами, предметами, которые многое могут открыть в тебе самом, и речь вовсе не о телевизоре! Каждый уголок дома семьи Юхненко таит такие чудеса. В огромном аквариуме здравствуют удивительные рыбы, и словно Бэтмен летит по воздуху — рассекает воды белоснежная лягушка. Вот замерла у самого стекла, грациозно взмахнула четырехпалой лапой, похожей на человеческую кисть, и манит тонким пальцем. Посреди родительской такой комнаты как родительская спальня наряду с таким важным предметом как мебель для спальни непочтительно разместился спортивный уголок с качелями, веревочными лесенками, канатом и перекладинами, и здесь братья превращаются в ловких стремительных маугли, раскачиваются вниз головой, крутят сальто. Для детского счастья нужен день, когда нарушается установленный порядок.


— У нас время от времени случается грязный день, — объясняет Яна. — Мы скатываем ковер в детской, достаем старые обои, краски, а иногда настоящий гончарный круг и глину, и творим! Глина, конечно, разбрасывается по полу, в краске малыши бывают вымазаны от носа до пят — творческий беспорядок, что ж поделать? День такой наступает стихийно, когда у меня или Саши появляется время, а у детей желание.


А еще детское счастье — это когда дома папа. Андрей уже по-взрослому спрашивает отца подслушанными в телевизоре фразами: «Ты понимаешь, что дети хотят быть с отцом?», а Сережа, скучая и ожидая папу с работы, ходит, обняв его свитер. Александр оператор на предприятии ТНК и много времени проводит на работе. Зато на даче для  пацанов есть баскетбольная корзина, оборудованная им, и настоящий маленький батут, на котором, подлетая к небу, можно быстрее вырасти.


И пальцем не трону


В семье четверых неугомонных сорванцов воспитывают без затрещин, подзатыльников, шлепков и уж тем более без ремня.


— Мне когда-то доставалось, ведь я тоже была энергичной! И я помню, как обидно быть наказанной за необдуманные по причине детской эмоциональности поступки, — объясняет Яна, — будь то разбитая чашка или ложь, призванная  сгладить несовершенство мира и собственное несовершенство.


Лишь однажды мама подняла руку на своего малыша, когда испугалась, увидев маленького сына на подоконнике в проеме открытого окна.


Андрей как самый старший — папин компаньон в традиционной рыбалке. Он стремится не проштрафиться, чтоб получить право отправиться с папой на рыбалку. В этом году Андрею, который всегда учился на «четыре» и «пять», решили отдать бразды правления своей учебой и дать свободу под его ответственность. И в конце четверти выяснилось, что отдали рановато: по некоторым предметам у парня выходили двойки. Александр позвонил из школы сразу после собрания, на котором пришлось ему покраснеть, и сказал: «Готовь ремень!» Встречая его дома, Яна, ломая от волнения руки, уточнила: «Ну что? Ремень?!» Глава семейства выдохнул: «Выкипел уже, пока шел. Разговаривать будем!» Оказалось, дневник превратился лишь в блокнот, где фиксируются только пятерки. Получая двойку, умный подросток  дневник «терял»!


— Я в полном шоке побежала на психологические курсы в «Кардею», — признается Яна. — Захотела срочно узнать, где я ошиблась, почему мой любимый ребенок врет, и что теперь делать, как все исправить. Я поняла, что, если сейчас срочно не найду утерянное взаимопонимание с сыном, мне уже потом никто не поможет, воспитывать не смогу.


Взялись за исправление ситуации всей семьей. Контролировать учебу внука вызвалась бабушка Надежда Васильевна Васильева, мама Яны. Двойки из жизни Андрея были изгнаны, пятерки и четверки снова воцарились в дневнике.


Есть методы посерьезнее ремня, считают супруги Юхненко. За неподобающее поведение их ребята тут же лишаются посещения детской комнаты в «Славянском дворе», просмотра любимого мультфильма про веселую находчивую мочалку Начбоба, который ребята знают наизусть, но все равно с удовольствием смотрят. Или просто отправляются в «скучную» комнату, где нет игрушек, книг, гончарного круга, аквариума. Но для того чтобы использовать такое наказание, нужно сначала все это дать детям — целый мир, все свое время, возможность жить и радоваться всему, что только в жизни есть.


При этом сыновей Яна и Александр воспитывают строго. Но строгость их — в родительской последовательности, в неизменности требований и непреклонности в их исполнении. Например, Андрею непозволительно не то что обижать маленьких братьев, но даже пользоваться превосходством физической силы. Нельзя, например, схватить и отодвинуть в сторону маленького человечка, чтоб пройти. Нужно попросить! Ведь он не вещь, а человек. Хоть и маленький. За братскую некорректность тоже есть свое наказание — вымыть пол на кухне. Есть избыток силы — сделай доброе для всех дело! Используй силу по назначению.


— А на Ванечку даже голоса нельзя повысить, даже поругать нельзя — он тут же смертельно обижается и ищет справедливости у кого-нибудь, например у бабушки. Однажды слышу, жалуется по телефону: «Забери меня из этого шумашедшего дома!»


Свободу личности соблюдают в семье Юхненко свято. Как бы ни были недовольны Яна и Александр сережкой в ухе повзрослевшего сына или его промелированной челкой — запретить ему выражать свою личность таким образом не могут. Вообще многое заложено в ребенке уже при рождении, считает Яна. Вот родился Сережа удивительным и на других непохожим: аккуратный любитель порядка, все время находится в поисках гармонии, а потому всегда старается всем угодить. «Что для тебя сделать?» — его вечный вопрос ко всем. Яна просит  детей читать вслух — первоклассник Сережа готов читать за всех.


— Все ребята обязательно чистят снег на даче, моют дома пол и стирают свои носочки, — рассказывает Яна о том, как просто воспитывать полезные привычки у ребят. — Я никогда не критикую выполненную ими работу, только радуюсь, благодарю и хвалю. А потом, когда они уснут или уйдут из дома — перемываю пол, перестирываю белье и убираю тот снег, что они не осилили руками или душой. Ведь эта их работа на будущее. Мне не важна реальная их помощь, мне важно, чтоб они привыкли трудиться, помогать, ухаживать за собой и друг за другом.


Специально для того, чтобы постигнуть все тонкости взаимоотношений взрослого и ребенка, Яна изучала детскую психологию в университете. В одной из умных книг она прочитала, что во многом судьба ребенка зависит от того, какие колыбельные песни ему поет мама. А потому колыбельные для своих сыновей она сочиняла сама, тщательно отбирая слова и щедро пророча сыновьям в них силу, ум, успех и любовь. Так выстраивала им защиту от всего, ступеньки, по которым пойдут вверх.


Для счастливого детства нужно много любви, поддержки, ласки — без счета. Ведь только родители могут так безусловно любить, не предъявляя счет. Значит, их главная задача — любить.


Гуля Бессонова.

Оставить комментарий

You must be logged in to post a comment.